Алексей Соболев
Главная |  Фотографии |  Литературные опыты |  Генеалогическое дерево |  Файлы |  БЛОГ |  Обратная связь

Сайт Алексея Соболева

Логин: Пароль:

Казанский поезд
Очерк
[08.12.2003]
                                                                                

      Давно  я  не  ездил в поездах. Самолет  -  животное  более
капризное,    требует    повышенного    внимания,    непременной
сорокапятиминутной  прелюдии  перед  началом  сеанса   перелета.
"Регистрация оканчивается за сорок пять минут до вылета!"  и  ты
нервно смотришь на часы, стоя в пробке на перегруженном шоссе  в
сторону   аэропорта.  Потом,  сломя  голову  на   таможенный   и
паспортный  контроль;  весы  с точностью  до  грамма  взвешивают
ручную и прочую кладь. Наконец, в накопитель, из которого модное
слово  "шаттл" везет тебя в железную шайтан-трубу, которую потом
диавольская сила понесет на сумасшедшей высоте над спящим миром..
     Эта командировка в Казань была давно запланирована, самолет
почему-то был неудобен и я выбрал железную дорогу - десять часов
в  пути,  ночью.  Оказалось, для того, чтобы уехать  на  поезде,
нужно  просто  прийти  на вокзал и сесть в  вагон.  Потом  поезд
незаметно трогается и ты уже в пути. Нет никакой беготни, как  в
аэропорту  в поисках подвыпившего пассажира: "пассажир  Матвеев,
вылетающий   рейсом  Москва-Салехард,  немедленно  пройдите   на
посадку в зону вылета А!" Здесь все проще: сели-поехали.
       Вагон  мягко покачивает, на изредка громыхающих  стрелках
потряхивает, но вот за окном проплыли огни перрона и поезд начал
набирать  скорость.  Багаж уже рассован  под  полки,  запасливые
пассажиры  достают  домашние  тапки  и  переодеваются  в  легкую
одежду.  Вечереет. Если вы купили билет в купе на  нижнюю  полку
(нет,  это не барство, просто это поездка за счет фирмы), то  на
столике  уже  ждет  коробка с сухим ужином и  постельное  белье.
Белье  можно постелить и потом, а сейчас у тебя спросят билет  и
предложат  чай.  Кстати, коробку с ужином лучше не  открывать  -
есть мнение, сухая каша придумана не для людей.
      Чай  в  поездах все еще бывает особенным. Железнодорожным.
Все  в  нем:  от  подстаканников и титана с крутым  кипятком  до
позвякивающей  ложечки и дольки лимона - все  создает  особенную
атмосферу.  Атмосферу путешествия. За чаем  завязывается  первый
разговор,  уже  не  такой  официальный, как  при  первоначальном
знакомстве: "Мы соседи? Гм..Погода просто ужасная. У меня нижняя
полка,  а  у вас?" Теперь собеседники начинают прощупывать  друг
друга  в надежде найти обоюдо-интересную тему. Бывает, что такие
темы  находятся только к концу поездки или не находятся вовсе  и
тогда  попутчики едут, читая свои книги, глядя в окно или просто
валяясь  на полке. Что сказать?  В каждом из этих занятий  можно
найти  свой вкус и смысл. Даже если смысла нет на первый взгляд.
Мерно  стучат  колеса  и  мысли  начинают  течь  неторопливо   и
удивительно стройно: былые проблемы уже не кажутся не  решаемыми
и неподъемными... В поезде взгляд на жизнь становится определенно
проще и светлее.
       Как же ужасно ощущение остановки! Стоит поезду встать  на
каком-нибудь  перегоне  или  небольшой  станции,  как  в  сердце
прорывается тревога. Формально, ты начинаешь поглядывать в  окно
и  спрашивать  у попутчиков: "почему стоим? что за  станция"  На
деле же, ты обеспокоен только одним: когда поезд снова тронется,
когда  снова появится успокаивающий нервы теплый перестук.  А  в
соседнем  купе  шлепают о стол карты и  шипящим щелчком  хлопают
пивные пробки. Не стоит, ей богу...
       В  дверь  стучат:  "просыпайтесь, пять  утра!  Через  час
туалеты   закроются"  Мы  прибываем.  Включается  тусклый   свет
ночника,  сомнамбулы  вяло  ковыряют постельные  принадлежности,
тянутся пьяной походкой в туалеты, у кого-то в руках полотенце и
зубная  щетка, кто-то идет налегке, флегматично ковыряя  в  носу.
Вагон  дергается  и останавливается. Путешествие  окончено.  "До
свидания!" "Ага, пока"
       Казань встречает мрачноватой погодой, к которой, в общем,
не привыкать, и... заброшенностью, захолустьем. В центре  города
улицы слепо смотрят выбитыми глазницами окон. Заколоченные крест-
накрест  двери, словно горестно сложенные на груди руки.  Кривые
деревянные заборы и обвалившаяся штукатурка. Битый кирпич...  "У
нас   очень   красивый  город.  Через  два  года   мы   отмечаем
тысячелетие,    поэтому    вся    центральная    часть    Казани
реставрируется"   -   предвосхищая   мои    расспросы    говорят
встретившие меня коллеги.
        В  Казани  все  пропитано историей -  от  стен  древнего
белокаменного  кремля  до лиц горожан. Татары  и  русские  живут
вместе  со  времен  Ивана  Грозного, перемешались,  но  какая-то
обособленность  все же чувствуется. Татарский  язык  несется  со
всех  сторон.   Транспаранты на татарском. Радио и  телевидение.
Сюрреалистично  для русского уха звучит имя  нашего  водителя  -
Алмаз.   Ощущаешь   себя   растерявшимся  русским   дружинником,
приехавшим с данью в Золотую Орду. Со временем, наверное,  можно
привыкнуть. Многие русские прожили всю свою жизнь здесь, но  так
и не  привыкли...  Две культуры смешались, но не переплелись, не
стали  единым  организмом.  Мечети соседствуют  с  православными
храмами,  но соседство это очень условное. Конечно,  мой  взгляд
субъективен: разве можно за три дня понять город?
        Меня поселили в санаторий, поскольку в связи с  выборами
в гостиницах  мест  нет. Даже в самых дорогих. А может быть, тем 
более - в самых дорогих?  Если бы не надписи "VIP обслуживание",
иллюзия  провала  в  прошлое,  в  восьмидесятые, была бы полной. 
Столовая, правда, стала называться рестораном. Но все также, как 
и  в советские  времена,  людей строгими голосами будят в восемь 
утра с тем, чтоб начать лечение. Гонят (!) на массаж, в солярий, 
на тренажеры и лечебный сон.  "Зря  вы  не пришли на полдник - 
давали чай,  печенье  и яблоко. А  вечером  тут  танцы". Пожилые 
отдыхающие благодушны и расслабленны.     
        Я  с волнением прикасаюсь к стенам кремля. Камень старый,
очень  старый,  он помнит всех своих хозяев, и долго  еще  будет
помнить.  И  опять - мечети и храмы, башни и монастыри,  все  на
небольшом  пятачке. Мечеть Кул-Шариф просто прекрасна,  особенно
вечером, в зеленоватой подсветке. Наверное, стоит сюда вернуться
через пару лет, и увидеть все после окончания реставрации.
         Заходим  в  Петропавловский собор,  выстроенный  купцом
Михляевым в угоду Петру Первому, который остановился в гостях  у
этого  купца  по  дороге  на  юг во  время  Персидского  похода.
Оказывается, этот храм двухэтажный: верхний алтарь - для всех, в
том  числе  и  для  туристов, а нижний -  только  для  верующих.
Бабушки  тихонько смахивают с икон несуществующую пыль,  монашек
со взглядом долу продает нехитрый скарб - иконки, кресты, свечки
и  молитвенники. Никто не шикает - я вошел в шапке. Турист,  что
сказать...  Почему-то пахнет не ладаном, а  нитрокраской.  "Нет,
что  вы,  -  говорят мне, - здесь всегда так  пахнет"  А  я  тем
временем   смотрю   на  потрясающе  красивый  иконостас   просто
неимоверных размеров. Он устремился в темную высоту,  под  самые
своды   и   матово  мерцает  позолотой  окладов  среди  довольно
неказистых стен, покрытых аляповатой лепниной. Потемневшие  лики
православных  святых как всегда сурово смотрят  прямо  в  глаза,
отчего   исполняешься  священного  трепета и проникаешься редким
моментом единения с Вечным.
         Из   задумчивости   выводит  голос   Халиды   -   моего
экскурсовода:  "а тюбетейку вы можете купить на Бауманской,  там
магазин  "Подарки"  работает до самого вечера.  Эх,  сказали  бы
раньше:  у  меня  знакомые в мечети работают,  у  них  могли  бы
подешевле  договориться  купить"  Что  ж,  теперь  можно  и   за
тюбетейкой. Казанцы с гордостью называют улицу Бауманскую  своим
Арбатом.  И  не без оснований: им есть, чем гордиться.  "Вот,  к
Тысячелетию совсем хорошо будет" Действительно, и на центральной
улице - Кремлевской и здесь полно полуразрушенных домов, кое-где
закрытых строительными лесами. Мы идем вдоль широкой Бауманской,
мимо  ярких  огней  вывесок витрин дорогих (по  здешним  меркам)
ресторанчиков  и  магазинов. Достопримечательность  -  массивная
карета,  бронзовая   копия  той, на которой  в  город  приезжала
Екатерина  Вторая.  Улица  скоро оканчивается  чугунным  столбом
прихотливого   литья,   венчаемым   огромными   часами.    Здесь
излюбленное  место  встреч  казанцев.  Резво  на  своей   мощной
"пятерке"  подъезжает  Алмаз (я уже привык  к  его  имени)  чтоб
отвезти меня на вокзал.
        Сложно  понять  свои чувства, уезжая  из  этого  города.
Кажется,  будто что-то недосмотрел, упустил. Мысль о возвращении
окончательно оформляется во вполне четкое желание. Но вот  вагон
вздрагивает, и казанский поезд увозит меня назад, в Россию.



                                         01.12.2003 - 07.12.2003
	

Назад

Комментарии
Комментариев нет...


Copyright 2003-2010